Лентица   > За жисть / Чисто

27 марта 2017
СМЕРТЬ И НЕПОДВИЖНОСТЬ (Оживлённые мумии зомби-апокалипсиса)

Культура - это палимпсест,
Один помрёт, другой поест


В 50-х годах 20-го века в США была принята доктрина потребления, позже философами и социологами названная консьюмеризмом.
В 1962 году был опубликован Манифест постмодерна.
Тут-то всё и началось. Началось, как обычно, с литературы. Приодевшиеся в модное барахло "леди и джентльмены" захотели почитать книг. Но вот незадача: книги надо читать. Читать с умом. Того же Джойса или Фолкнера. Чтобы их прочесть, нужен хороший багаж знаний, навыков, способности к анализу... Где всё это возьмет милый нашему сердцу обыватель? Нигде. Когда надо было учиться в школе, он бегал в киношку, и вот это всё...

Доброго буржуа спас постмодерн. Аллюзии, цитаты можно же и не видеть, но потешить буржуазную душонку "прочтением" книги. Палп был и раньше, но его не издавали в таких масштабах. А тут понеслось так понеслось. Книгоиздатели потирали липкие ручонки, слипающиеся от пересчёта 300%-ной прибыли; магазинщики потирали ещё более липкие клешни; экономисты порадовались, их выкладки срослись.

"Пока народ безграмотен и глуп, важнейшим из искусств для нас является кино и цирк" -, говаривал Ленин Луначарскому. Видать, экономисты не считали зазорным читать Ленина и воспользовались его советом. Кино стало более простым и понятным широкому кругу зрителей.
А там и телевидение давало свои первые ростки. Всё. Уже не выключит обыватель своего фетиша, и очарует раба сладкий запах плети.

Изобразительное? Оно шагало в ногу. Гражданин Дали, при всём к нему уважении (и ещё большем уважении к его мазку), показал, что художник не будет голодным, невзирая на сюжет. Главное - подача. Реклама. Реклама ещё со времен О. Генри была двигателем торговли, теперь она стала одним из локомотивов экономики. Бесконечное, безудержное потребление рождало всё больше сегментов масскульта, т.е. культуры, понятной и доступной, по цене и "разуму", большинству.

А кто есть большинство? Конформно акцентуированные (по Личко), конституционально глупые (по Ганнушкину). Им говоришь: иди в кино, и они идут. Им говоришь: иди на выставку, и они идут. Правда, после посещения мероприятия они помнят только его цену (о, цены на билеты они помнят долго). Впрочем, как и бюджет мероприятия. Отбились ли вложения? Этот занимательный вопрос они готовы обсуждать часами (фильм "Викинг" тому подтверждение).

Сериалы.
Мрак. Жуть. Ущербность.
И вот в эпоху масскульта по дороге в Шушары бодро марширует колонна (некоторые по левой стороне, это не такие, как все), они бредут покорять химические могильники, они хотят квартиру без кухни, чтобы там "жрать, плодиться, доминировать". Когда-то в школе они учили: "Мы не рабы, рабы не мы". Но оказалось, что в стаде свиней, на свиноферме расписных рыночных ларьков свободней, чем где. Тех же, кто остановился, задумался, туда ли он идёт, толкнут в спину (всей семьёй, всей братвой): "Чойта, мол, милый-дорогой, чойта ты такой живой? Не смей думать! В колонне оживлённых мумий мыслить не принято, запретно. У нас зомби-апокалипсис! Мы идём читать Акунина, смотреть "Игры престолов""!

Не развернётся, не пойдёт, и Общество спектакля его уронит и затопчет. Во имя Олимпиады, во имя ТРЦ, спортзала и обоев в нужный цветочек. Лизни iPhone, нажрись асфальта! А кишки твои разотрутся по дороге мириадами подошв ботинок ECCO, купленных по акции, их зальют акционным маслом, их втопчут в связанные топлёным битумом щебень и гравий разных фракций. Это чтобы взятые в кредит по TradeInn-у вёдра с болтами проехали без помех.
Они спешат потреблять.

Выводы.
Экономическая предпосылка массовой культуры - возрастание покупательской способности населения с обращением данного населения в религию консьюмеризма.
Социальная функция - указание стаду баранов нужного направления и подавление инакомыслия силами самого стада.
Шушары. Вся планета - это одни большие Шушары: и камбоджийская лачуга, и лондонский Сити.
Оживлённые мумии. Неплохо бы им совместить Смерть с Неподвижностью.
Перепилено 20.04.2017 в 09:49. Зацените матерьял:
 
0
 
0

Лентица   > За жисть / Чисто